Кошачий ангел

Персик родился на лестничной клетке. Первое, что он услышал, было не ласковое мурчание матери, а человеческие голоса и грохот приближающихся шагов. Мать Персика вместо того, чтобы приветствовать его рождение на свет, утробно рычала и топорщила шерсть.

Персик пополз к ней. Кто оближет его, согреет, даст поесть? Рождаться на свет не так-то просто! Но мама оттолкнула его и снова зарычала. И тогда Персик понял, что пришла беда. Большая беда. Он запищал, умоляя, чтоб она отступила, но беда не хотела уходить. Она приближалась. Дрожал холодный пол. Мама рядом напряглась, как струна и рычала страшно.

На миг он понадеялся, что беда испугается и отступит. Нельзя не бояться такого страшного рыка. Но беда была сильнее.

Раздались резкие звуки, затем мама закричала, будто ей очень больно. Персик затрясся от ужаса, прижимаясь к полу. Теперь между ним и бедой не было никакой преграды. Мама ничем не могла ему помочь, Персик слышал, как она хрипло дышит и плачет в углу.

И тут кто-то страшно закричал. Персик не понимал смысла слов: «Твари, я вам руки пообрываю, уроды!»

Человек кричал очень громко и, кажется, дрался. Персик совсем испугался. И вдруг кто-то большой, взял его в руки и Персик услышал нежный голос:

Господи, Никит, тут котенок! Крошечный! Живой! А кошка… все… Никита! Никит! Оторви им руки! Я тебя прошу! С корнем!

И возле самого уха:

Малыш, потерпи! Мы тебя не бросим. Все будет хорошо!

Он не понял смысла ее слов, но почему-то вдруг успокоился.

Когда глаза у Персика открылись, он увидел, что это очень хорошее место. Тут было чисто и светло. И очень тепло. Тепло исходило сбоку, от стены. Там висело что-то большое и очень теплое. Если прижаться боком, то очень быстро согреешься. И тогда можно повернуться пузиком вверх и вытянуть все лапы. Очень хорошо.

Хозяйка добрая, кормит теплым молоком через пипетку. Персик морщится – совсем не похоже на маму, но приходиться пить.

Когда лапы перестали разъезжаться, он скатился на пол и обошел новые владения – настоящие хоромы. Хорошо. Только нечего погонять по полу. Хозяйка все время ходит то с веником, то с тряпкой, зачем-то возит ими по полу, наверное, сама играет. Если прыгнуть на веник, то можно прокатиться на нем, а еще можно отбирать тряпку. Хозяйка смеется и гладит потом по голове. Приятно.

Наверное, она – главная в доме потому, что вся еда у нее. Даже хозяину еду выдает она. Хозяин сам не лезет в холодильник, ждет свою порцию. Хозяйка кладет сначала ему, потом Персику. А сама ест, когда захочет. Так что все-таки главная хозяйка… хотя, однажды был такой случай:

Хозяин вернулся. Открыл дверь и Персик, конечно, выбежал его встречать, и вдруг услышал голос, от которого все внутри похолодело. Персик сразу его узнал. Он приготовился к большой беде, весь насторожился, прижал уши, зашипел и распушил хвост, но тут хозяин сказал:

А, живодер! Как твоя рука? Прошла уже? Иди сюда, я тебе заново поломаю.

Страшный голос замолчал, будто поперхнулся, а потом раздались дробные шаги – кто-то бежал вниз, и бежал быстро. Персик сразу задрал хвост и закрутился между ног хозяина. А тот нагнулся, и погладив, сказал:

Узнал, этого гада? Надо же… ничего, не бойся, мы тебя в обиду не дадим. Так что непонятно, кто тут главный — хозяин или хозяйка.

Первый раз Персик увидел Серого, когда ему исполнился год. Персик превратился в здорового рыжего кота, гибкого и сильного. В тот день он сидел на перилах, лениво щуря глаза. Прямо напротив балкона летали голуби, дразнили. Знали, что он не прыгнет с четвертого этажа и издевались, как могли. Персик делал вид, что ему до них никакого дела.

Тут сбоку что-то зашуршало и Персик в мгновение повернулся на звук. Неужели голубь зазевался?! Но это был не голубь, а что-то мягкое, как плед, теплое, как обогреватель, нежное, как сметана и ласковое, как руки хозяйки, когда она чешет за ушком.

Мама?! – на весь двор воскликнул Персик, и внизу девочка сказала бабушке:

Ты слышала? Киса маму звала!

Я не мама, — ответил голос. Облачко немного сменило форму и стало похоже на серого кота.

Я понял, кто ты, — спокойно ответил Персик.

– Ты живешь на той стороне, оттуда мы все приходим и туда уйдем.

Да.

В нехороший момент ты меня сюда отправил, — заметил Персик и фыркнул.

Так нужно было, — ответил Серый. – Все же кончилось хорошо. Для тебя. И, помолчав, спросил: Ты ничего не замечал?

Персик закрыл глаза и промолчал. Конечно же он видит. Над головой любимого хозяина висит темное облачко. Ни он, ни хозяйка его не видят, но чувствуют.

Очень нехорошая болезнь подкрадывается, — пояснил Серый. – Почти что схватила… сейчас еще можно спасти, потом уже нет.

Я знаю, жду, – делая вид, что разглядывает голубей бросил Персик.

Я пришел предупредить — сегодня ночью придет, — сказал Серый. – Она сильная и коварная. И… наверное, тебе это будет стоить целой жизни.

Ничего, — равнодушно ответил Персик. – У меня их девять.

Ты хороший кот, — сказал Серый, — а они хорошие люди. Ну, пока. Удачи.

Как там мама? – вслед спросил Персик и Серый впервые улыбнулся:

Хорошо. Очень хорошо.

Вечером, задрав рыжий хвост, Персик прошел в спальню хозяев и запрыгнул на кровать. Хозяйка рассеянно почесала его за ушком. Персик слышал, как они говорят тихими голосами:

Анализы не плохие вроде…

Да и чувствую я себя бодрячком.

Врач сказал, может еще и не он.

Я обязательно выздоровею! Вот увидишь!

Конечно выздоровеет, — подумал Персик щуря глаза. – Я-то на что?

Вскоре хозяин задышал ровнее — уснул. Хозяйка еще тихонько повздыхала, повсхлипывала, и тоже уснула. Персик лежал на краю кровати, сонно щурил глаза, ждал. Болезнь вскоре придет, только вот откуда?

Мерно тикали часы на стене, гудел за окном ветер. Персик лежал с прикрытыми глазами, и со стороны казалось, что он спит. Часы пробили два ночи. Болезнь что-то медлила. Может не придет? Но едва он понадеялся, как в комнате что-то неуловимо изменилось. Стало тоскливо и холодно.

Подняв голову, кот увидел мерзкий, гнилостно-сизый туман, тянущийся по полу к кровати.

Прочь, — Персик вскочил на все четыре лапы.

Пропусти, и я тебя не трону, — гнилостный туман обрел форму зубастой пасти.

Прочь, — повторил Персик, и тут она бросилась на него.

Зубастая тварь была проворна и легка, но и он тоже – не лыком шит. Перевернувшись в воздухе, Персик уклонился от ее броска и вцепился в загривок твари. Ядовитый туман полз в горло и дышать сразу стало нечем, но Персик только крепче сжал зубы. Они покатились по полу.

Персик! Что с ним?! Максим! Персику плохо! – утром первой проснулась хозяйка.

Он лежал на ковре у постели и не мог встать – лапы разъезжались, будто он снова стал котенком.

У него нос горячий! Нина, собирайся!

Персик хотел сказать людям, чтоб не волновались.

С ним все будет в порядке, но конечно не смог. Болезнь тогда отступила, издохла прямо на полу. Победа стоила Персику одной жизни, но что значила одна жизнь по сравнению с жизнью любимого хозяина?

Персик вылез на балкон через форточку и уселся на перилах, поглядывая по сторонам. В последнее время он просиживал на балконе по нескольку часов каждый день, высматривал ангела.

Персик уже понял, что просто сидеть и ждать нет смысла. Видимо ангелы приходят, когда им это нужно. Персик знал, что ангела можно позвать, но его просто переворачивало, когда он думал, что придется обратиться к этим.

Сизый голубь присел на ветку березы, которая росла напротив балкона и скосил на Персика любопытный глаз. Сперва Персик делал вид, что не замечает пернатого, но потом все же решился. Чувствуя себя хуже некуда из-за того, что приходится обращаться к птице, он попытался выговорить на голубином:

Здравствуйте. Вы не знаете, где мне искать ангелов?

Голубь фыркнул:

Ну и акцент! А почему вы решили спросить меня? Думаете я знаю, где искать ваших кошачьих ангелов? Хозяйка говорит, что голуби божьи птицы. Вот я и решил спросить. Но если вы не знаете, то…

Конечно я знаю! – надулся голубь, а внизу девочка, играющая в песочнице сказала:

Бабуля, смотри, птичка с кисой разговаривают!

Ой, какая ты у меня выдумщица! – ответила бабушка.

На другой день Персик ждал на балконе с самого утра. Но, кажется, голубь обманул. Ни сам не прилетел, ни ангела не прислал. Едва Персик так подумал, как снова ощутил, как возникло оно — мягкое, как плед, теплое, как обогреватель, нежное, как сметана и ласковое, как руки хозяйки, когда она чешет за ушком.

Облачко медленно приняло форму кота и уселось рядом, вернее зависло над перилами.

Звал? Звал, — кивнул Персик.

– Я тут кое-что заметил…

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Кошачий ангел